Орган Хаммонда (англ. Hammond organ) — электромеханический музыкальный инструмент (электрический орган), который был спроектирован и построен Лоуренсом Хаммондом в 1935 году. Является прообразом синтезатора. Для имитации звуков традиционного духового органа, имеющего ряды труб во множестве регистров, в органе Хаммонда используется аддитивный синтез звукового сигнала из гармонического ряда. Этим он напоминает более ранний электромеханический инструмент — Телармониум, где каждый отдельный сигнал создавался «фоническим колесом», зубчатым или перфорированным стальным диском, вращающимся возле собственной электромагнитной головки-звукоснимателя. Соотношением количества зубцов (от 2 для басовых колёс до сотен для верхних нот) и частоты вращения определяется высота тона. Следует иметь ввиду, что первичное колебание создаётся не электронным генератором, а электромеханическим генератором переменного напряжения — «фоническим колесом».

История

Лоренс Хаммонд - часовщик и изобретатель из Чикаго - задумал свой электроорган еще в 1929 году. В 1934 году запатентовал, а к 1935 году построил. Первую партию у него купил известный автопромышленник Генри Форд. 
Основой инструмента стали небольшие зубчатые колеса, которые выполняли здесь ту же функцию, что и генераторы в телармониуме, однако разница в размерах была огромной. Сбоку каждого такого колеса была размещена катушка с магнитным сердечником. Когда зубец колеса проходил мимо сердечника, в катушке возбуждался слабый электрический ток — в полном соответствии с законами физики. И если колесо имело, скажем, шестнадцать зубцов и вращалось со скоростью пять оборотов в секунду, то восемьдесят раз в секунду в катушке возбуждался электрический импульс и получались колебания с частотой 80 герц. Понятно, что можно было, как угодно варьируя число зубцов на колесах и число оборотов колес, получать колебания с любой частотой, а значит, и звуки любой высоты.
Успешно решена была и задача тембра. Хаммонд использовал для получения каждого звука не одно, а несколько колес. Первое давало основную частоту, а остальные — частоты обертонов. Еще Кахилл пытался таким путем получить составные звуки, и. кое-что ему удалось сделать, но в телармониуме все это было не так-то просто, потому что каждая дополнительная частота требовала своего генератора. А здесь дело сводилось к набору маленьких зубчатых колес. Лоренс Хаммонд Инструмент получился настолько удачным, что его модифицированные варианты серийно производятся до сих пор. И сейчас можно купить пластинку с записью разных произведений, исполненных на органе Хаммонда.
Внешними очертаниями этот инструмент похож на кафедру обычного органа. Две-три ручные клавиатуры, ножная, несколько десятков переключателей тембров еще больше усиливают сходство. Но нужно помнить, что обычный орган, кроме кафедры, имеет грандиозное сооружение из тысяч труб, а орган Хаммонда весь умещается в той кафедре, за которой сидит музыкант, и только динамики могут быть вынесены за ее пределы. Однако мы знаем уже, что электроорган так и не смог вытеснить обычный орган, несмотря на свою сравнительную простоту и дешевизну. Сейчас уже почти все сходятся во мнении, что у каждого из этих инструментов своя роль в музыке, их дороги не перекрещиваются. Но пятьдесят лет назад, когда впервые зазвучал орган Хаммонда, суждения были не столь единодушными. Впрочем, не только электроорган взбудоражил общественное мнение, а вообще все электромузыкальные инструменты, и об этом стоит поговорить отдельно, что мы и сделаем позже.


Инструмент был дорог, но, тем не менее, быстро обрёл бешеную популярность. Доходы компании в 1936 и 1937 годах исчислялись сотнями тысяч, а тогдашние сотни тысяч долларов — это, в общем и целом, нынешние миллионы. 
И это далеко не всем понравилось. Этими "не всеми" оказались производители обычных, духовых органов. Более лёгкие и в десятки и сотни раз более дешёвые "Хаммонды" перебежали им дорогу и перебежали сильно. Допустим, всё в том же 1936 году компания Хаммонда заработала $228 393, — в основном, на торговле с церквями. А один духовой орган стоил от $75 до $250 тысяч. И производители духовых органов не нашли ничего лучше, как... подать жалобу в Федеральную торговую комиссию с требованием лишить Хаммонда права называть свою продукцию органами! Аргументы? "Указанный инструмент не в состоянии производить весь диапазон музыкальных оттенков" и "весь диапазон гармоник, который наличествует у духового органа". Это, в общем-то, было правдой. Или, по крайней мере, очень походило на неё — просто потому, что степень детерминированности звучания у электронного инструмента неизбежно выше, чем у инструмента "живого". Однако для чиновников Торговой комиссии это не было слишком уж очевидным фактом. И потому был назначен поединок между духовым органом и творением Хаммонда. Своего рода, суд Божий. В часовню университета Чикаго, где был установлен орган Скиннера (Skinner Pipe) стоимостью $75 тысяч, привезли орган Хаммонда. Его тон-кабинеты (собственно, то, через что выводился звук, некое подобие динамиков), были спрятаны среди труб духового органа, клавиатуры обоих органов скрыты за ширмами.     
Почтенное жюри, собравшееся для того, чтобы решить, можно ли называть орган Хаммонда органом, не могло увидеть, на чём играют в данный момент. Жюри состояло из двух групп. В первую входили обычные студенты, во вторую — именитые музыканты (в том числе, органисты) и дирижёры. Им сыграли более тридцать различных пьес, причём каждый раз члены жюри должны были помечать на бумажке, на чём, по их мнению, играют в данный момент. Студенты угадывали, в среднем, лишь в половине случаев. Иначе говоря, они именно угадывали, а не определяли источник звука. У музыкантов дела обстояли немногим лучше. Кое-кто из них попадал девять раз из десяти, а кто-то — лишь один раз из десяти. В общем, почувствовать разницу толком не сумел никто. Компания Хаммонда, почуяв, что дела обстоят не так уж и плохо, начала давить на Федеральную торговую комиссию, дескать, сами послушайте и решите. На это почтенный председатель комиссии Гарланд Фергасон (Garland S. Ferguson) резонно отвечал, что ФТК, дескать, представляет собой судебный орган, а не компанию музыкальных критиков. В конце концов, 12 июля 1938 года Федеральная торговая комиссия постановила, что орган Хаммонда имеет полное право называться органом. Но в то же самое время, чиновники предписали компании Хаммонда отказаться от утверждения, что электронный орган может выдавать бесконечное количество звуков и указывать точную цифру: 253 миллиона...
Орган Хаммонда сейчас стал легендой. Практически каждая уважающая себя рок-группа минувшего XX века считала своим долгом иметь в арсенале орган Хаммонда, несмотря на то, что количество электронных инструментов во второй половине столетия стало расти стремительными темпами. Джон Лорд (John Lord) из Deep Purple использовал "Хаммонд" на всю катушку. Достаточно вспомнить их Child in Time. На "Хаммонде" же, очевидно, играется легендарная песня Whiter Shade of Pale группы Procol Harum. Их, кстати, продюсировал покойный Джордж Харрисон. 
"Битлы" тоже не остались в стороне: "Хаммонд" звучит на альбомах Rubber Soul, The Beatles'68, Abbey Road и Get Back. 
Малоизвестная команда со странным названием и немузыкальным басистом — Pink Floyd — тоже вовсю использовала "Хаммонд". Скажем, композиция Echoes (финальная композиция на альбоме Meddle), начинается со странного "капающего" звука. Это звучит орган Хаммонда с громкоговорителями Leslie, позволявшими создавать ещё и дополнительные эффекты. 


Источник






О проекте  Контакты  Мобильное приложение  Форум музыкантов
Muswiki.ru 2017  

Лицензия Creative Commons


Содержимое доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-ShareAlike»
(«Атрибуция — На тех же условиях») 4.0 Всемирная
.